alexa11111 (alexa11111) wrote,
alexa11111
alexa11111

Category:

Первый бой 10-й Армии...


В дополнение к предыдущему посту,  кусочек из другой статьи,  в которой более подробно описывается освобождение города Михайлова Рязанской области, имевшее места в начале Тульской наступательной операции. Точнее, кусочков целых два, но оба они дают представление о том, что было....

Стремительное наступление частей Советской Армии сорвало гитлеровские планы окружения и взятия Москвы.
Городской голова Михайлова — иуда Ежокин, когда началось контрнаступление советских войск, издал приказ: «Всем лицам, проживающим в городе и близ города, предлагается явиться сегодня, 6 декабря, к 13 часам дня, в здание городской управы. В их число входят рабочие, служащие, колхозники. Явка строго обязательна от 18 до 60 лет».

Те, кто явился, немецким командованием были объявлены военнопленными и направлены в немецкий тыл. На пути к Епифани эта группа михайловцев была освобождена советскими конниками из армии генерала П.А. Белова.

К 9 часам вечера 6 декабря 1941 г., сбив охранение немцев, 1113-й стрелковый полк 330-й стрелковой дивизии в боевых порядках вышел на подступы к Михайлову. Командный пункт находился в помещении кирпичного завода. Бойцы стали готовиться к атаке, окапываться в снегу. Фашисты обнаружили их и открыли беспорядочный огонь, освещая всю местность ракетами. Атака могла захлебнуться. Все решало мгновение.

И тогда во весь рост поднялись командир полка майор А.П. Воеводин и старший политрук В.В. Михайлов. «Вперед, за мной! В атаку!» — прозвучал в морозном воздухе голос командира полка. Как один человек, весь полк в едином порыве поднялся на заснеженной равнине.

Это был неудержимый людской ураган, помноженный на гнев, величайший патриотизм, любовь к Родине, преданность делу партии.

Фашистские вояки, знавшие о начале наступления советских войск на рассвете 7 декабря, не ожидали ночной атаки. Они выскакивали из домов кто в чем мог. Выбив чужеземных захватчиков из домов на окраине города, бойцы уничтожали их ружейно-пулеметным огнем, гранатами и врукопашную на улицах. Не отставали от боевых цепей воен-фельдшер Наташа Залка (дочь известного венгерского писателя Мате Залки, генерала Лукача, бесстрашно сражавшегося и погибшего на испанской земле), санинструктор Люся Канторович, Лиза Шамшикова, вынесшие с поля боя более 70 раненых.

Примерно в час ночи по боевым порядкам пронеслась весть: «Убит командир полка Воеводин».

Бойцы поклялись отомстить за своего «батю» — так любовно они называли командира полка. Во весь рост пошли они на штурм немецких укреплений.

Жаркий бой разгорелся за мост через Проню в центре города.

Командир батареи капитан Сурканов прямой наводкой расстреливал фашистскую технику. Боевые расчеты станковых пулеметов Лоскутова и Чугунова уничтожали бегущих в панике фашистов. Командир 5-й роты лейтенант Якушев с группой бойцов громил немецкий штаб. Около 3 часов ночи командиры подразделений организовали новую атаку и завязали бой за центральную часть города.

422-й тяжелый артиллерийский полк гитлеровцев не сумел открыть огонь ни в начале боя, ни в ходе его. Этому способствовала внезапность наступления и быстрое сближение советских частей с передовыми силами противника. Помогли также ночь и огонь советской артиллерии.

Фашисты пытались организовать отход своих войск, но смелыми действиями 1111-го и 1109-го стрелковых полков и обходным маневром частей 328-й дивизии этот план был сорван.
128 воинов, отличившихся при освобождении города, были удостоены государственных наград. Не одна сотня фашистских молодчиков нашла себе могилу на Михайловской земле. Только одной советской дивизией было взято в качестве трофеев: 135 автомобилей, 20 легковых автомашин, 100 мотоциклов, 25 броневиков, пять тракторов, 30 орудий, 23 пулемета, четыре рации, два вагона боеприпасов, эшелон с авиабомбами.


Еще один кусок воспоминаний, примечателен тем, что содержит большое количество подробностей, связанны с тем боем:

К исходу дня 4 декабря командир дивизии полковник П. А. Еремин получил частный приказ командующего 10-й армией следующего содержания: "Перед фронтом армии установлены части 29-й, 10-й моторизованных и части 18-й танковой дивизий противника. 10-я армия с фронта Захарово-Пронск наносит главный удар в направлении Михайлов-Сталиногорск. Вашей дивизии выдвинуться на рубеж Троицко-Тырново и с утра 6 декабря начать наступление на город Михайлов".
По условиям обстановки дивизия вступала в бой с ходу. Из района сосредоточения пришлось двигаться усиленным маршем по 50-60 километров в сутки. Марши были очень тяжелыми, изнурительными. Ради скрытности дивизия двигалась осторожно: только ночью. К этому времени резко похолодало. Морозы достигали 28-30 градусов. По глубокому топкому снегу, через заносы в оврагах и поймах рек идти было трудно. Последнее обстоятельство сильно усложняло выполнение и без того трудной боевой задачи - отбить у врага Михайлов с ходу при поддержке 330-й и 324-й стрелковых дивизий.
Вечером 5 декабря в частях и подразделениях дивизии прошли летучие митинги, короткие партийные и комсомольские собрания. Несмотря на неблагоприятные условия погоды, трудности марша, настроение было бодрым, приподнятым, все рвались в бой.
Боевая задача получена. 328-я стрелковая дивизия, действуя на главном направлении, должна ударом с ходу овладеть городом Михайловом.
Чем знаменателен бой под Михайловом? Этот бой особенно памятен потому, что с ним связан самый первый успех 10-й армии.
Расположение Михайлова в долине реки Прони могло быть с выгодой использовано обороняющимися. И. действительно, противник строил оборону на высотах, окаймляющих город. Совершенно открытая местность на северных и восточных подступах к Михайлову позволяла противнику легко организовать систему огня. Большое количество каменных зданий облегчало оборону улиц. Были приспособлены к обороне городская церковь и монастырь, расположенные рядом с городом к северо-востоку.
В Михайлове сходились семь больших дорог. Это делало город очень важным для противника и для нас, особенно в условиях зимнего бездорожья. Центр обороны противника на участке наступления 10-й армии находился в Михайлове, где стоял штаб 10-й моторизованной дивизии противника и его главные силы3. С наступлением темноты 6 декабря возле деревни Поярково подразделения 1107-го стрелкового полка столкнулись с разведкой противника. Завязалась перестрелка. Сбитые с дороги гитлеровцы отошли в северном направлении и скрылись за деревней. Преследовать их из-за глубокого вязкого снега не стали.

К 23 часам передовые полки дивизии вышли на исходный рубеж для атаки. За день было пройдено более 35 километров в особо трудных условиях бездорожья. Часть артиллерии, следовавшая в колонне главных сил 1107-го полка, отстала. Истощенные, усталые лошади были не в силах тянуть тяжелые орудия по вязкой снежной целине.

Бойцы саперной и одной стрелковой рот, выделенные для сопровождения артиллерии на лямках, уставая и покрываясь белым инеем, тащили по глубокому рыхлому снегу орудия и успеть за пехотой не могли.

Операция была рассчитана на неожиданность и стремительность. И первый период боя - наступление, благодаря этому, шло успешно. Однако, фашисты немного оправились, стали оказывать яростное сопротивление. Подавить его огневые точки можно было только артиллерией, но она застряла в снегах. И лишь к двум часам ночи удалось ввести в бой все орудия и полковые минометы.

Вот как описывал в своих воспоминаниях бой за Михайлов бывший командир 2-го батальона 1105-го полка, почетный гражданин города Михайлов - Алексей Федорович Селезнев:

"Командир 1105-го стрелкового полка подполковник Иван Иванович Анциферов поставил боевую задачу на атаку Михайлова командирам батальонов около полуночи.

Прошел час. другой, но связи со штабом дивизии не было, не было и сигнала для атаки. Лежащие на снегу солдаты стали зябнуть. Подполковник Анциферов принял решение самостоятельно атаковать город.

2-му батальону приказано наступать с фронта по шоссе, а 1-й и 3-й батальоны командир полка повел лично левее города. Цепи батальонов поднялись и пошли вперед. Томительно долго тянулись минуты. Пехотинцы шли медленно, держа наперевес винтовки, артиллеристы, затаив дыхание, ждали сигнала. Все ближе и ближе подходили цепи одетых в белые полушубки солдат к каменной стене монастыря, за которой был враг.
Внезапно ночную тишину прервал протяжный дробный звук пулеметов, в небо взлетели ракеты, бледным заревом освещая все вокруг. Громкое "Ура!" смешалось с глухими разрывами вражеских мин и снарядов. Первый бой дивизии, ее боевое крещение началось.
Артиллеристы старшего лейтенанта М.Я. Чурюмова открыли шквальный огонь по монастырю. В нескольких местах каменная ограда рассыпалась на небольшие куски и рухнула, взметая фонтаны снега, пехотинцы бросились в проломы.
Я шел впереди, рядом старший адъютант батальона младший лейтенант Георгий Алексеевич Бахурин, ответственный секретарь дивизионной газеты "За Советскую Родину" политрук П. Ушаткин.

Настроение бойцов было приподнятое. Все ждали боя: всем хотелось нанести фашистам такой удар, чтобы они долго помнили доблесть советских воинов. Для многих это был первый бой и они ждали чего-то романтического, такого, что когда-то видели на киноэкранах.

Дул ветер, метель заносила дорогу. Идти было крайне тяжело. Никто не жаловался на тяжесть марша, бойцы не роптали.

В батальоне было три стрелковые, одна пулеметная рота с 12 станковыми пулеметами, взвод связи, транспортный взвод. Кроме этого, батальон поддерживали инженерная и минометная роты, взвод 45 мм пушек, взвод автоматчиков и артиллерийский дивизион.

Около 23 часов командир полка приказал мне ускорить марш. Батальон усилил темпы, временами бойцы бежали. У всех было одно стремление - как можно быстрее ворваться в город.
Ключевой точкой в обороне фашистов была гора Соборная. С утратой ее нарушалась система организации огня противника, а мы получали бы возможность держать под наблюдением и обстрелом весь город и, главное - единственный мост через реку Проню.

Бой предстояло вести ночью. После оценки обстановки я собрал всех командиров, политработников, уточнил задачи каждому. Развернул батальон подковообразно к гитлеровцам. Исходное положение батальона прикрывала минометная рота лейтенанта Сергеева. Командиру 6-й роты приказал выйти левее на уровень церкви. Запретил кричать "Ура!". Это было опасно: могли преждевременно спугнуть гитлеровцев и вызвать огонь на себя.

Передовые подразделения 1-го и 2-го батальонов удачно сняли заслон противника и вышли к мосту на реке Проне в самом городе. Воспользовавшись этим, 2-й батальон пошел в атаку. Совместно с 2-м батальоном храбро сражалась группа автоматчиков 330-й стрелковой дивизии. Перед наступлением на город во второй батальон пришло 23 человека во главе с офицером Акимовым, который доложил мне, что их полк понес большие потери: командир полка Воеводин убит, комиссар Михайлов тяжело ранен, управление боем нарушилось и просил меня разрешить присоединиться к батальону. Я приказал им действовать в составе 4-й роты, прикрывая фланг батальона.

Батальон пошел в наступление. Лошади выбивались из сил, падали, тогда артиллеристы катили на себе пушки, зацепив лямками за оси колес. Почти у самой церкви фашисты встретили нас бешенным огнем пулеметов. Мы ответили пулеметно-минометным огнем. Подбили пушку противника, три миномета, два станковых пулемета у церкви; расчеты из 12 человек уничтожили.

Командир 6-й роты, следуя по пятам противника по улице Болотная, вышел на улицу Большая Проня. Около дома N 50 встретил три автомашины с гитлеровцами. Командир взвода лейтенант П. А. Астафьев, сержант Н.В. Гаврилов. красноармейцы А.В.Жариков. И.А. Чистяков. А.А.Иванов забросали их гранатами, уничтожив при этом 17 фрицев. Полураздетые фашисты стали выскакивать из домов и пытались бежать через реку Проню. Их преследовали и расстреливали наши бойцы.

В первом часу 7 декабря батальон вышел на гору Соборная. Там стояла немецкая бронемашина, вооруженная пушкой, но она не успела сделать ни одного выстрела. Лейтенант П.П.Грачев, сержант А.А.Шурупов, красноармейцы П.А.Кириллов. П.П.Нефедов, А.М.Репин. В.И. Бойцов открыли по фашистам огонь из автоматов и забросали их гранатами. Бронемашина была взята, ее экипаж уничтожен.
В здании, расположенном на горе Соборная, находились штабы 10-й моторизованной дивизии и 422-го артиллерийского полка противника. Они были окружены 4-й ротой нашего батальона (в которой действовали и автоматчики 330-й дивизии офицера Акимова) под командованием лейтенанта А.И.Бубенцова и уничтожены.
Подполковник И.И.Анциферов, видя, что наступление развивается успешно, приказал преследовать отступающего врага, а сам пошел в 1-й и 3-й батальоны в район Кирпичного завода в восточной части Михайлова. Эти батальоны развернулись с ходу и повели энергичное наступление севернее и северо-восточнее Кирпичного завода.
Заняв гору Соборная, батальон фактически вышел в тыл противника и нарушил его огневую систему. Все огневые средства нашего батальона и приданных подразделений, расположенные на этой горе, открыли ураганный огонь вдоль реки Прони по ее набережным и вглубь города, на его северную часть. Взвод 45 мм пушек открыл огонь по движущимся автоматчикам противника, которые шли к мосту.
Командир взвода лейтенант А.В.Порощенко доложил мне. что у въезда на мост перевернулась автомашина с гитлеровцами, шесть фрицев уничтожены. Две автомашины, которые двигались вдоль реки, подбиты и загорелись. В одной было шесть гитлеровцев, в другой -пять. Они тоже уничтожены. Путь отступающим через мост прегражден. Командир пулеметной роты лейтенант С.П.Шеин также докладывал, что перед мостом подбито несколько машин. С горы Соборная мне и самому это было видно.
Наконец политрук 6-й роты Жариков доложил, что мост через реку взят. Командир 4-й роты лейтенант Бубенцов донес, что к нему подошел 1-й батальон нашего полка. Это было уже в час ночи.

Наш полк с трех сторон окружил северо-восточную группировку гитлеровских войск в Михайлове. Пулеметная рота лейтенанта Шейна огнем станковых пулеметов отрезала противнику путь к отступлению через реку.

Командир полка предложил гитлеровцам сдаться. Они отказались. Тогда мы стали теснить их в северную часть города к оврагам.
Около полутора сот немцев были при этом уничтожены. Уцелевшие фашистские солдаты бежали кто куда, они уже не подчинялись офицерам. А тем было не до командования: кругом пронзительно свистели нули, со скрежетом рвались мины и ухали, разрываясь, снаряды. Около двух часов ночи послышалась сильная стрельба в юго-западной части города, там вели бой авангардные батальоны 1107-го и 1103-го полков дивизии. Эти два батальона перешли реку Проню по льду и. уничтожая группы прикрытия противника в юго-западной части города, не позволяли им поджигать деревянные городские строения. Младший лейтенант Бахурин с группой бойцов занял здание Госбанка.
В третьем часу ночи главные силы дивизии вошли в город, а в три - уже добивали разрозненные группы противника.
Правее успешно действовал левофланговый полк 330-й стрелковой дивизии. Взаимодействуя с ним, 1105-й полк преследовал отходящего противника.
Командир 1107-го полка майор М.К.Марков, услышав бой правого соседа, не ожидая окончательного подхода артиллерии, отставшей в бездорожье, так же подал сигнал атаки и двумя батальонами ворвался на окраину города. В вспышках разрывов виднелись темные силуэты отступающих гитлеровцев.
В результате внезапности первый этап боя за Михайлов был выигран и, по мере продвижения полков первого эшелона к центру города, сопротивление нарастало. Используя каменные строения, противник пытался задержать наступающих с фронта с тем, чтобы успеть эвакуировать свои штабы и часть главных сил. Введенный в бой 1103-й полк под командованием майора И.М.Талубьева стал обходить город с юго-запада и перерезал основные пути отхода противника. Гитлеровцы двинулись на северо-запад.
К пяти часам утра удалось подтянуть отставшую на марше артиллерию и ввести в действие все орудия и полковые минометы. Один за другим пали опорные пункты в каменных кварталах.
Полностью Михайлов был очищен от гитлеровцев к 9 часам 7 декабря 328-й и 330-й стрелковыми дивизиями.
В 7 часов утра в штаб 1105-го полка прибыл заместитель командующего 10-й армией генерал Константин Степанович Колганов и поздравил подполковника Анциферова с успешным освобождением Михайлова. Константин Степанович внимательно следил за ходом боя всех дивизий по освобождению Михайлова - первого освобожденного города в подмосковной битве. Основную роль в этом бою сыграл 1105-й стрелковый полк и. особенно, его 2-й батальон, который зашел в тыл противнику, захватил мост, отрезал пути отхода транспорта противника. Вся тяжелая техника врага осталась в северо-восточной части города, и противник без нее был обезоружен.
Случилось так, что посланный в штаб дивизии верховой связист Когтин с донесением о взятии города не нашел штаба 328-й дивизии, и донесение вернулось. Пока оно блуждало. 330-я дивизия по радио сообщила в штаб армии о взятии, якобы только ее подразделениями, города. Это в дальнейшем сказалось на точности освещения событий за город Михайлов (Казус истории: именно 330-ая дивизия осталась в Истории города Михайлова, как воинское подразделение его освободившее. Очень немногие вспоминают и знают вообще, что  основная масса подразделений принадлежала 328-ой дивизии. -А.Т.).
В качестве трофеев в Михайлове был взят хлебозавод со свежим хлебом, так к месту нужный бойцам полка. В Михайлове и его окрестностях противник оставил большое количество автомашин, мотоциклов, одну бронемашину. 12 орудий, 18 минометов, 40 пулеметов, склады с боеприпасами, продовольствием, бензином. Захвачены документы 32-го мотополка и 442-го артиллерийского полка4.
Чем знаменателен для дивизии бой за Михайлов?
Это был ее первый боевой успех. И, что самое главное, - ее бойцы увидели, что хваленые "непобедимые" гитлеровские солдаты умеют показать образцы умелого драпанья под ударом доблестных воинов Красной Армии. И такими доблестными воинами были и они - бойцы и командиры 328-й стрелковой дивизии.

Вот так вот все было...

Но если внимательно читать статью Д. Шибаева, то оказывается, что существует две версии боя с 6 на 7 декабря: первая версия говорит, что в Михайлове была только немецкая разведгруппа на мотоциклистах, бронемашинах и двух танка, а из Михайлова немцы убежали практически без боя, опомнившись только в Гремячем (Тульская область), где и был настоящий бой, тогда как вторая говорит о жестоком сражении за город, в результате которого он и был освобожден.

Большая часть фактов говорит в пользу второй, это и  множество братских захоронении солдат 330-ой стрелковой дивизии и 328-й стрелковой дивизии полковника П. А. Ерёмина (в составе которых действовали и воины 330-й дивизии), освобождавших город, причем общее количество погибших превышает число порядка 200 человек, большинство из которых захоронено на мемориале  Черной горы, где сейчас  стоит памятник, который часто называют «Михайловским Алешей» (на верхнем фото).

В самом г. Михайлове еще 3 братские могилы: на Плотницком кладбище, на Козловском кладбище, на кладбище Пристанционного поселка.

Кроме того, детальное описание событий было  дано и в донесении командующего 10 -ой Армией Голиковым, и документально описано военным корреспондентом газеты «Красная звезда» Константином Симоновым, в очерке «Дорога на запад»:

«Старый тракт из Рязани на Михайлов – Епифань – Богородицк. Старинные русские города, названия которых записаны ещё в летописях времён татарского нашествия. Старая родная русская земля – сердце России.

Русские войска снова идут по этим старым дорогам, изгоняя чужеземцев, истребляя их беспощадно за то, что они неделю, день, час тому назад поганили и жгли всё, что нами, нашими руками возведено на этой земле.Михайлов. Город разбит артиллерией. Ни в одном доме нет стёкол. Ясли, городская библиотека, школа – всё загажено. На полу валяются обломки обгоревшей мебели, обожжённые листы шедших на растопку книг. Немцы опоганили город, но сжечь не успели. Стремительным натиском части генерала Голикова обошли город с двух сторон и ночью, в трескучий 30-градусный мороз, пошли на штурм. Немцы не выдерживали и бежали после яростного ночного уличного боя. В каждом дворе стоят их машины. По улицам рассыпаны пачки документов. Задрав к небу стволы, стоят на перекрёстках брошенные зенитные орудия. По оврагу на задворках, полузанесённые снегом, торчат огромные жерла восьмидюймовок. У большинства орудий немцы даже не успели вынуть замки, и рядом с ними валяются ящики с неизрасходованными снарядами.

Несмотря на приказ Гудериана жечь машины, немцы не успели их сжечь. Иные из них только наспех попорчены, иные совсем целы. Трупы немецких солдат и офицеров валяются вперемежку с разбросанным снаряжением, с кучами ворованных вещей, с расстрелянными гильзами, дневниками, письмами – великим множеством на чужом языке написанной бумаги. Ещё до сих пор в городе, то в одном, то в другом подвале, вылавливают спрятавшихся немцев. Они пытаются уйти – но идти им уже некуда. Они могут бежать на юго-запад дорогами и полями десять, пятнадцать, пятьдесят, сто километров и не догонят свои части, которые катятся всё дальше и дальше на Гремячее, Епифань, Богородицк.

Метель и гололедица. Дорогу беспрерывно заметает, она еле видна. Чёрными пятнами прямо на дороге, справа и слева от неё, виднеются брошенные немцами машины, танки, броневики. Их бросали по разному поводу: потому что не хватало бензина; что они застревали в снегу; потому что испортилась какая-то мелочь, которую некогда исправить. Некогда, некогда, ибо русские идут по пятам и не дают передышки.Особенно много брошено транспортных машин, которые возили немецкую мотопехоту. Можно себе представить, какая волчья грызня шла на этой дороге из-за каждого места в каждой исправной машине».

Даже с учетом возможного художественного приукрашивания (а оно было, ибо у  41-го и 63-го мотополков, 422-го артиллерийского полка  под Михайловым танки отсутствовали, только - танкетки), описанное хоть и не представляет картину сражения как эпичную, но говорит о достоверности именно второй версии боя за город, тем более никуда не деть и воспоминания тех кто освобождал город, и тех кто жил в нем.

Среди тех кто пережил немецкую оккупацию была моя прапрабабушка и ее дети, потому о тех событиях мне доводилось слышать из первых уст, и самое страшное с ее слов была бомбежка немецких самолетов частей 10-ой Армии, которые проходили через город вслед за отступающим врагом, на запад...

Относительно обеспеченности 10-ои Армии бронетехникой и остальным вооружением:

РЕКЛАМА

Во всей армии был только один неполный танковый батальон, о котором Ф.Голиков упоминает в своих мемуарах:

"...С выходом дивизии на этот рубеж связь командира и штаба дивизии со штабом армии была утеряна. Не было связи и с 328-й дивизией, которой 330-я должна была помочь во взятии Михайлова. Полковнику Г. Д. Соколову, командиру дивизии, удалось связаться лишь с командиром 51-го танкового батальон (в количестве 12 танков, приданных 330-й дивизии - А.Т.).

Там же можно прочитать и относительно остального вооружения:

В 10-й армии имелась возможность создавать лишь совершенно незначительные артиллерийские плотности: 3–6 орудий, а вместе со всеми минометами — 9–10 стволов на 1 километр фронта. Чтобы правильно судить об этой плотности, необходимо учитывать, что к началу своего наступления 10-я армия имела всего лишь 244 орудия дивизионной и полковой артиллерии (не хватало по штату 80) и 22 полковых миномета калибра 120 мм (не доставало по штату 74). Батальонных и полковых минометов калибра 82 и 120 мм было всего 36%: имелось 255, а не хватало 450. Зенитных (25 и 37 мм) пушек было 27 вместо 96. В ряде дивизий — 325, 326 и 239-й — зенитных орудий не имелось вовсе. О танках и говорить не приходится.
По стрелково-пулеметному вооружению нам не доставало 8 тыс. винтовок (имелось 65632), 3500 автоматов (имелось 1200) и 1300 пулеметов (имелось 2040).
Своей авиации, на момент третьего формирования и вплоть до января 1942 года, армия не имела, как и не было много чего.  

Увы, такова была реальность тех нелегких Времен, но даже при таком оснащений, в тяжелых погодных условиях, 10-ая Армия смогла полностью выполнить поставленную перед ней задачу.

А иначе быть и не могло, потому что бойцы ее, как и бойцы всей Красной Армий  воевали за свою землю, за свою Родину.....






Танк Т-34, установленный на Мемориале воинской Славы г. Михайлова

Использованные источники

П.Н. Кузьменко "Огненный ветер СЛАВЫ" ( Книга о боевых свершениях 31-й (б. 328-й) Гвардейской Витебской ордена Ленина Краснознаменной ордена Суворова II степени стрелковой дивизии   http://samlib.ru/a/arhirow_m_f...

Михайлов в годы Второй Мировой войны

http://way.3dn.ru/publ/rjazans...

Голиков Филипп Иванович. В Московской битве: Записки командарма http://militera.lib.ru/memo/ru...

Симонов К. М. Дорога на Запад (Михайлов — Епифань — Богородицк) https://stalinogorsk.ru/simono...

Шибаев Д. В. Правда и вымысел о немцах под Рязанью: Глава I. Официальная часть истории (хроника событий) // Поисково-исторический клуб «СтареЦ», 8 мая 2016 года https://vk.com/wall-18793188_8...





Tags: Великая война, Михайлов, Рязань и область, история СССР, история войн
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo alexa11111 january 10, 2025 19:44 229
Buy for 20 tokens
С вистнул у pantyyy08 ;))))) решив по хорошему примеру прикрепить эту запись сверху )) Буду собирать сюда гадость все, что понравится на просторах ЖЖ, в том числе и комметы тех кто желает добавиться во…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments